Навигация по сайту Дворец Парк История Информация Выставки Наши друзья Школа искусств Программа развития Галерея образов (фотогалерея) Цифровая коллекция Виртуальная экскурсия




ИСТОРИЯ  


  Страницы истории »
История Дворца
История Парка
Музыкальный Павловск
Владельцы Павловска




Портрет Павла I. Б. Батони, 1782 Портрет Павла I.
  Б. Батони, 1782


Портрет Марии Федоровны. Б. Батони, 1782 Портрет
Марии Федоровны.
Б. Батони, 1782


Старое Шале. А. Бугреев, 1803. Старое Шале.
А. Бугреев,
1803.


Мария Федоровна и Павел провели счастливые дни, как молодожены, живя в одном из двух небольших охотнечьих домиках. Мария Федоровна и Павел провели счастливые дни, как молодожены, живя в одном из двух небольших охотнечьих домиках.


Будущий Александр I, 1777. Будущий Александр I,
1777.


Вид на дворец от Мариентальского пруда. А. Бугреев. 1803 Вид на дворец от Мариентальского пруда.
А. Бугреев. 1803


Семейный портрет. Г. Кюгельхен. 1800. Семейный портрет.
Г. Кюгельхен. 1800.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Начало XVIII века для России было ознаменовано выходом страны к Балтийскому морю и Финскому заливу. Там, где Нева впадает в залив, издревле находились новгородские вотчины. Однако в результате неудачной для Руси Ливонской войны они были утрачены и оказались под шведским управлением. Шведы в XVII веке на месте русских городков, крепостей и деревень построили не менее семидесяти населенных пунктов крепостного характера, из которых, по данным современных финских ученых, не менее сорока имели православное, то есть русское население.

В 1703 году Петр I, приведя сюда свои войска, столкнулся с целой сетью небольших шведских укреплений, защищавших пути из Ладоги в Финский залив по Неве и многочисленным речкам в районе будущего Петербурга. Укрепленные городки находились на месте нынешних Ораниенбаума, Гатчины, Павловска и уходили в сторону Шлиссельбурга. До сих пор здесь встречаются малоизученные и впоследствии перестроенные крепостные сооружения XVII века. Эта оборонительная география отразилась на планах строительства северной столицы России и ее пригородов. Петр Великий, вглядываясь в туманную западную даль, откуда в азиатскую тогда страну шли культура и современные знания в области медицины, техники, военного дела, кораблестроения и мореплавания, страстно мечтал вместе со всей Россией дышать морским балтийским воздухом.

На низких топких берегах Невы быстро растет новая столица - Санкт-Петербург. А полукольцом, опоясывая ее с юга, возникают загородные императорские резиденции, базировавшиеся первоначально на остатках небольших шведских укреплений. Вначале возникает Петергоф, символизировавший могущество России на Балтике, а затем - Царское Село, расположенное на самой высокой географической точке местности. В окрестностях новой столицы Петр возвел основу будущих дворцово-парковых ансамблей, которым предстояло еще не менее ста пятидесяти лет достраиваться и хорошеть.

В 60-е годы XVIII века Екатерина II закладывает знаменитый Гатчинский замок, собираясь подарить его своему фавориту, человеку, возведшему ее на престол, - Григорию Орлову. А через двенадцать лет почти пятидесятилетняя императрица закладывает еше один дворец в Павловске. Очень важно понять, почему Екатерина II, первая немецкая по крови принцесса на русском престоле, так точно определила историческое значение Гатчины и Павловска. Со времен Петра III на русском престоле правила новая династия, как постоянно указывается в знаменитом Готском Альманахе, династия Гольштейн-Готторн-Романовых. Сама Екатерина II, происходившая из немецких ангальт-цербстских князей, в отличие от своего мужа стремилась управлять Россией, опираясь на русских, на русские традиции, опыт русской истории. И для нее было важно, что и на месте Гатчины, и на месте Павловска до шведов (уже не позднее XV века) были древние русские новгородские владения и населенные пункты. Об этом говорят и новгородские писцовые книги. Петр I объявил эти места своими родовыми поместьями и одаривал землями исключительно близких ему лично людей, и то крайне редко. Вспомним разве что сына Петра царевича Алексея и его имение в Рождествено (южнее Гатчины), или имения князя Куракина, молочного брата Петра.

В 1777 году Екатерина начинает строить резиденцию в Павловске для наследника престола Павла Петровича. Она стремится увидеть в сыне продолжателя своих начинаний, желает воспитать в нем, в том числе и дорогими подарками, чувство любви и преданности. Возможно, императрица решила строить резиденцию для Павла не в Царском Селе, где любила проводить время, а в Павловске, так как опасалась каких-либо дворцовых интриг, на которые, кстати, сама была большой мастерицей.

Так или иначе, в конце 70-х годов XVIII века двадцатипятилетний Павел обрел свой дом, свой двор, свою вторую семью. Первая его жена, принцесса Вильгельмина Гессен-Дармштадтская, скончалась при родах в 1776 году. Павел вторично женился в том же году на семнадцатилетней Софии-Доротее-Августе фон Вюртемберг, после православного крещения - Марии Федоровне.

У них была счастливая семейная жизнь. Очень быстро, уже 12 декабря 1777 года, Мария Федоровна в трудных родах подарила Павлу сына Александра. В письме барону М. Гримму Екатерина II восторженно описывает этого младенца. Во время церемонии крещения она плачет от радости и тут же отбирает дитя у родителей для воспитания по собственной системе. Чуть позднее она пишет: "Мне совершенно все равно, будут ли у Александра сестры, но он должен иметь младшего брата". И вот уже в 1779 году у Павла Петровича и Марии Федоровны родился второй сын - Константин, также забранный Екатериной для воспитания.

Именно появление старшего внука Александра в 1777 году привело к тому, что Екатерина II подарила сыну триста шестьдесят две десятины земли с "лесами, пашнями и двумя деревнями с крестьянами" в шести километрах от Царского Села, на берегах реки Славянки. В то время здесь были охотничьи угодья, кругом шумел густой лес, и лишь на участках первых деревянных дворцов Паулюст и Мариенталь были спланированы небольшие уютные садики с цветными клумбами, посажены новые деревья.

В 1780 году Екатерина разрешила работать в Павловске на строительстве дворца своему будущему любимому архитектору шотландцу Чарльзу Камерону. Чарльз Камерон прибыл в Россию в 1779 году и был горячим поклонником великого итальянского зодчего XVI века Андреа Палладио, в творчестве которого причудливо переплетались историческое наследие Древнего Рима и современные идеи. Камерон начал свою деятельность в России с сооружения Храма Дружбы в Павловске, посвященного молодыми наследниками престола Екатерине II для улучшения неприязненных отношений между ними. Затем последовало строительство Колоннады Аполлона у входа в парк, позже появились Молочня и некоторые другие постройки.

В 1781 году Павел и Мария приняли решение обзавестись постоянным каменным жилым домом. Выполняя этот заказ, Камерон взял за основу один из итальянских дворцов, представленный в знаменитом труде А. Палладио "Четыре книги об архитектуре". И вот такой дворец начали проектировать в Павловске на вершине холма, стремительно спускающегося к просторной долине реки Славянки. По замыслу дворец был невелик - трехэтажное центральное здание, увенчанное куполом, поразительно напоминающим вышеупомянутый Храм Дружбы. К центральному корпусу примыкают две невысокие полуциркульные галереи с встроенными служебными корпусами. Полуциркульные галереи образуют обширную парадную площадь. Отделка и внутреннее убранство должны были отвечать современным для того времени вкусам и моде.

Павел Петрович и Мария Федоровна испрашивают у Екатерины II разрешение на выезд в Западную Европу. В сентябре 1781 года под именами графов Северных наследник с супругой отправились в путешествие, длившееся четырнадцать месяцев. Они посетили Польшу, Австрию, Италию, Францию, Бельгию, Голландию, Германию. Особое впечатление на них произвел Париж, где их торжественно принимали их сверстники король Людовик XVI и его супруга Мария-Антуанетта. По завершении этого визита Мария Федоровна получила в подарок от королевы Марии-Антуанетты уникальный драгоценный туалетный набор, украшенный ее гербом и стоивший 60 тысяч ливров.

Все увиденное и приобретенное графами Северными в европейском путешествии активно использовалось Павлом Петровичем и Марией Федоровной в строящемся дворце в Павловске. Лучшие имена украшали коллекцию закупленной живописи: П. Батони, А. Кауфман, Г. Робер, Ж.-Б. Грез и другие. Полагаясь на свой вкус, надо сказать - отменный, владельцы Павловска приобрели для строящегося дворца много мебели, бронзы, тканей, стекла и фарфора. Они ни на один день не забывали о своем любимом пристанище, заявляя, что Павловск доставляет "больше радости, чем все красоты Италии".

В заграничном путешествии раскрылись новые черты характера Павла. Казалось, это совершенно иной человек. Раскованный, безупречно владеющий французским языком, он производил впечатление человека, родившегося во Франции. Это, кстати, повлияло и на Екатерину II, которая до поездки своего сына, а точнее - до высокой оценки его поведения за границей, относилась к нему подчас нетерпимо. Возможно, благодаря этому путешествию императрица в известной степени пересмотрела свое отношение к Павлу как будущему наследнику престола. Это нашло отражение и в событиях 1783 года, когда по поводу рождения у Павла третьего ребенка (первой дочери Александры) Екатерина сделала своему сыну сказочный подарок - Гатчинский дворец, который стал его любимым детищем до последних лет жизни. Именно в Гатчину по воле Павла были отправлены многие художественные предметы, ранее приобретенные для Павловска.

Дворец же в Павловске остался целиком на попечении нежно любившей его Марии Федоровны. Павловск стал главным детищем этой умной, талантливой, целеустремленной и энергичной императрицы, которому она посвятила сорок лет своей жизни и отдала все силы. Павловск был, безусловно, венцом творений этой великой женщины. Прожив шестьдесят семь лет, родив и воспитав десять детей, пережив трагическую смерть Павла I, она сделала все для того, чтобы идиллический, в духе Жан-Жака Руссо, Павловск стал заметным явлением в последующей культурной жизни России.

Такова история появления Павловска в XVIII веке. Судьба Павла I оказалась сложной. Сорок лет он был наследником и лишь четыре года, четыре месяца и четыре дня - императором. После его смерти от рук цареубийц 12 марта 1801 года в Михайловском замке в Петербурге Павловск уже никогда не был императорской резиденцией.




© Pavlovsk, 1999-2006